+7 (920) 116-54-80 lady.nya2016@yandex.ru

Из неопубликованного...

Детство (часть 1) 

31 декабря 2016…Издана моя первая книга «50 секретов движения к цели.» Поступили первые отзывы от моих тренеров, и это было для меня неожиданно…И развернулась без секретов вся жизнь передо мной…Воспоминая, воспоминания, воспоминания…

Родилась я в сельской больнице на высоком берегу красивой реки Туношонка. Больница находилась рядом с клубом и с церковью. Родилась в сильную грозовую ночь, точнее под утро.

Мудрые люди говорили всегда мне, что такое сочетание редко у кого бывает. А мама рассказывала, что гроза была настолько страшная, что в такую ночь рожденные дети благословлены уже тем, что появились на свет.

Бабушка, Марья Ивановна, была очень веселая, певунья, ее общество очень любили люди. К тому же она обладала необыкновенной мудростью и знанием трав. С детства меня приучала к тому, что каждая травка нашего сада-огорода может использоваться для улучшения вкуса приготовляемых блюд. Умела лечить руками, передавая энергию таким образом тому, кто в этом нуждался.

С раннего возраста я была с нею рядом, но чаще это было весной и летом.

На моих глазах происходило ее общение со взрослым населением села.

И я видела, что бабушка никому никогда не передает сведения о другом человеке. Если у кого-то что-то случилось (будь то мужчина или женщина), моя бабушка всегда разговаривала с ним наедине, тет-а-тет. Остальные же пришедшие сельчане и ее подруги «наслаждались» моим обществом.

У бабушки было четверо детей, три сына и одна дочь Елена. Дочь Лена родилась в апреле 1941 года. А дедушку своего я не знала.

Ничто не предвещало войны. А когда началась Великая Отечественная война, муж ушел на фронт. Сначала шли письма, а потом пришло одно о том, что пропал без вести зимой 1941 года и все. Сейчас в селе установлен ему памятник односельчанами, как и многим другим рядом с вечным огнем.

Мне нравилось с самого детства общаться с людьми. Уже с 12 лет помню, как они разговаривали при мне на свои темы. А когда увидели, что мне интересно то, о чем они говорят, стали на свои семейные и другие темы разговаривать со мной.

В какой-то момент случилось так, что разговаривая со мной, наши с бабушкой гостьи и гости находили ответы на свои вопросы. Если кому-то вдруг становилось плохо, то я так же, как и бабушка, лечила руками в присутствии остальных. Удивительно, но мои руки снимали боль, спазмы, уменьшали кровоподтеки.

Кто-то из наших односельчан сказал однажды: «Да у этой девочки не по годам мудрые мысли и слова, нередко исцеляющие душу.»

А меня в свою очередь удивляло то, что как так взрослые, у которых мы, дети, должны учиться, учатся у меня выстраивать отношения. Ведь я была девочкой, у которой тоже не всегда и все получалось, кроме одного – помогать другим людям.

Мне была интересна эта тема, и уже в 12-14 лет я много интересовалась народным целительством. Очень много мне на эту рассказывала моя бабушка Мария. Особенно осенние и зимние каникулы с их длинными вечерами способствовали нашим беседам.

И уже, когда мне было всего 15 лет, окружающие заговорили о том, что у меня не просто педагогические способности, а педагогический дар.

В это же время у меня были и другие интересы. Мне нравилось участвовать в массовках кино, много ездили с художественной самодеятельностью по селам и деревням, на поля к колхозникам. Ведь тогда было советское время, время команд и коллективов. Особенно в нашем селе были жители очень дружны между собой и на работе, и после работы.

Село росло, обновлялось. Но жители также оставались дружны между собой, был очень высокий уровень взаимопомощи. Мы с соседями тоже, особенно во время сенокоса, помогали друг другу.

В 16 лет в сельском детском садике сложилась такая ситуация,

Одна из воспитательниц ушла в декрет, и целая группа детишек осталась без присмотра.

Заведующая каким-то образом вспомнила про меня, а может кто подсказал. И я тогда приняла первое решение – работать в детсадике.

До сих пор от этой поры остались яркие воспоминания. Сама еще была как ребенок. Игривая, озорная. А детям нужно было сказки читать, зарядку с ними делать, сопельки вытирать. При детском садике был небольшой огород, где росли кусты черной и красной смородины, салаты, лук, в общем все то, чем приправляем обычно еду.

Когда садилась на скамейку и начинала книжку читать, не только дети бросали свои песочницы, а и нянечки спешно подходили к окну и слушали, как я читаю, затаив дыхание.

Уже говорила, что бабушка была певунья. Больше того, мы иногда друг другу вслух книги читали с выражением и душой. Допускаю, что именно это послужило развитием способности декламировать стихи и рассказы.

И, когда работала в детском садике, даже сначала не поняла, что слушали меня и дети, и взрослые, затаив дыхание.

А когда поняла, первым, что было, это не осознание, а удивление тому, что не слышно никакого шума. Если было смешно – смеялись все, и дети, и взрослые. Если было грустно, то вздыхали опять же все – и дети, и взрослые.

Но большего веселья было не сыскать, когда поспела смородина. Пока я была с детьми, а дети в песочницах играли друг с другом, все было спокойно.

А вот когда первый день я пощла собирать ягоды для киселя и варенья по просьбе нянечек и воспитателей, произошло нечто странное. Дети, как один, друг за другом выбирались из песочниц, и шли за мною гурьбою кто с ведерком, кто с кружкой.

Самое интересное было потом. Нянечки, которые нам готовили еду взмолились передо мной, и сказали: «Наталь, ну не бери с собою их. Столько было дополнительной работы, чтоб это все перемыть и разобрать ягоды.»

На слова нянечек я ответила: «Ну как 3-6летнему ребенку сказать, чтобы он нам не помогал, и более того отказать ему в этом? Давайте попросим родителей, чтобы дали свои или корзинку, или маленькое ведерко. Там разберемся.»

Так и сделали. А дальше было столько благодарностей от мам и разговоров о том, что раньше ребенок никогда не помогал, был не усидчивым, не хотел читать и слушать книги и сказки. И вдруг ребенок так и переменился.

Здесь уж сама поверила в то, что мое призвание в работе с детьми. Мне самой было интересно. Постоянно что-то придумывала, какие-то игры, конкурсы.

И снова окружающие, друзья и взрослые, говорили о том, что мне прямая дорога в пединститут. А у меня душа не лежала туда идти… И, как со временем выяснилось, интуитивно чувствовала себя верно уже тогда.

После окончания 10-го класса и получения аттестата о среднем образовании, нужно было поступать в институт. Об университете сначала даже не думалось.

И тем не менее в 1976 году я поступила в Ярославский Государственный Университет им. П. Г. Демидова на математический факультет. На факультет прикладной математики не хватило всего 0,5 балла. Пока сдавала экзамены познакомилась с теми, кто со мною вместе сдавал экзамены. Считалось тогда, что очень трудно поступить в университет, и потому нас многие отговаривали. Говорили, что там такие трудные предметы, что такая трудная учеба и очень трудно рассчитать свои силы.

Да, так оно и было. Информационные технологии тогда были очень непонятные и писали мы большие длинные программы для больших машин.

А учиться было интересно. Была психология, другие предметы и просто такая группа преподавателей, которые превращали занятия в некую игру-исследование. И с каждым годом было этим интереснее. Нам казалось, что они знали буквально все обо всем.

В нашем здании была большая сцена, мы там проводили не только дискотеки, а и КВН, самодеятельные концерты, приглашали в гости звезд эстрады и будущих звезд.

С 1 курса у нас на математическом факультете была педагогическая короткая практика. Для всех она была именно короткая… А я, однажды попав в среду преподавателей и в хорошую школу ассистентом преподавателя, никак не могла практику закончить. Мне было интересно готовить детей, проводить факультативы на разные темы, готовиться вместе с ними к концертам.

Самое интересное. Тогда обнаружила в себе еще одну способность.

Занимаясь в это же время еще и бальными танцами, обучала детей готовить танцевальные номера, декламировать стихи на публику, помогать открыться при исполнении песен.

Но как же это увлекало…Доставалось, конечно, и от родителей, и от преподавателей.

Все были против такого погружения в среду школы раньше времени, а мне думалось так: «Ну как же буду школьникам смотреть в глаза, если уйду?» И никто не мог ответить мне на этот вопрос.

Самое интересное, что в чем-то они были правы, а может и не до конца. Мы часто просто тонем в процессе, переставая смотреть вокруг. А надо все-таки иногда выныривать на поверхность и дышать полной грудью. А иногда посмотреть на свои дела как бы со стороны. Только не пробуждая в себе критика, а просто анализируя те события, которые случились за день. Награждая себя за то, что было сделано за день, хотя бы чем-нибудь вкусненьким. Или, например, прогулкой в прекрасном парке. Но тогда все было настолько прекрасно, что этого делать просто не хотелось.

----- Продолжение следует -----

 

comments powered by HyperComments